Згорьованим батькам відправили з армії запечатану труну з тілом загиблого сина – із великою позначкою «НЕ ВІДКРИВАТИ!». Відкрили кришку – і попадали …


Батькам відправили з армії запечатану труну з тілом загиблого сина – із червоною позначкою «НЕ ВІДКРИВАТИ!». Відкрили кришку – і зблідли …

Игорь был хорошим программистом. В офисе на него девчонки только что не молились. Быстро разберется с проблемами, все наладит, и вот уже вновь стучат по клавиатуре, а не своими пальчиками. Игорю 28 лет. Он успел и в армию сходить, и институт окончить. Вообще хороший парень, только вот никак не женится. Мама особенно по этому поводу переживает.

Уже третий десяток, Игорек, вздыхала Ольга, заводя очередной разговор. И когда ты уже невесту в дом приведешь? А вот когда свой дом или квартира будет, тогда и приведу, обычно отвечает Игорь. Да куда там в наше время? Только и качает головой мать. Не можем мы, сынок, тебе помочь купить жилье. Сам видишь, наши с отцом пенсии копеечные. Всю жизнь работали, а ничего не заработали. Хорошо, что еще квартира эта трехкомнатная от завода нам досталась. А вот нам ничего просто так не достается.

Сынок, да и нам же не просто так она досталась. Здоровье на этом химическом заводе свое оставили. Мама, да я не так выразился, прости. Конечно, вы по праву получили эту квартиру. Я о том, что сейчас такого нет. Ипотеку надо брать. А я в банк ходил, так мне отказали. Сказали, что доход у меня маленький, для ипотеки не подходит. Вот жизнь пошла, только и вздыхает мама. Сами себя в кабалу молодые загоняют с этой ипотекой. А может и хорошо, что отказали. Ну живем все вместе, квартира большая, у тебя вон какая просторная комната. Да, все было так, но Игорю хотелось жить самостоятельно.

Хотя он понимал, что с этой работой ничего в его жизни не изменится. Нет, он как хороший программист имел еще пару-тройку подработок. Но то вроде как нелегально, да и не миллионы получал. Влезть в ипотеку, значит урезать себя во всем. А он молодой, иногда ведь хочется и девушку в кафе пригласить, и погулять с ней. Как-то он встретил своего школьного товарища. В супермаркете столкнулись. «О, Олег!» – радостно воскликнул Игорь. «Вот это встреча!» Олег тоже расплылся в улыбке. Вместе они, болтая, вышли из магазина.

Игорь направился к своей старенькой Тойоте, а Олег – к рядом стоящему шикарному внедорожнику. «Твой?» – удивился Игорь. «Мой!» – с гордостью ответил Олег. И добавил. «Слушай, Игорек, а давай где-нибудь посидим, пообщаемся». И вот, сидя в кафе, Олег рассказал, что после срочной службы он остался в армии. И вот уже восемь лет как служит по контракту. И нисколько не жалеет. «Платят прилично, и квартиру мне в военную ипотеку дали. Сам, получается, я за нее не плачу», – рассказывал Олег.

Игорь слушал и думал. «Ну надо же! Олег, который учился стройки на двойку в школе, теперь живет в Шоколаде!» «Так вообще, надо ли в нашей жизни учиться, чтобы вот двадцатку в месяц зарабатывать?» «А ты чего сидишь?» – вдруг спросил Олег. «То есть?» «Игорь, бросай к черту эту работу! Я понимаю, ты отличный программист и все такое, но настоящие деньги сейчас только на военке получить можно, и квартира у тебя будет». «Не знаю», – пожал плечами Игорь. «Я совсем не военный человек. Нет, служил, все знаю, но если где заварушка, смогу ли я?» «Ой, да перестань!» – усмехнулся Олег. «Какая заварушка? Все в мире сейчас нормально.

Постреливаем немного, но это только на учениях. Так, показательное выступление. Или где-нибудь в другой стороне. Но это мы друг другу свою силу показываем. Никто ни с кем воевать не будет. Это и они понимают, и мы». «Да, ты прав, наверное», – кивнул Игорь. «Я подумаю». Они обменялись телефонами. Олег еще оставил контакты, куда обращаться, если Игорь надумает о контракте. Впрочем, долго Игорь и думать не стал. В компании вновь случились изменения, и вроде бы на бумаге повысили зарплату, а по факту она уменьшилась почти на тысячу. И больше Игорь не стал терпеть, решил последовать примеру Олега.

И вскоре он подписал первый в своей жизни военный контракт. Очень за него переживала мама, хмурил брови отец. И все-таки на гражданке было спокойно, а тут, в этой армии, черт знает что происходит. Вон, каждый день что-то новое. «Папа, на то она и жизнь, чтобы что-то происходило», смеялся Игорь, довольный, что у него все получилось. Да, ему придется уехать из дома в другой город. Да, он будет жить первое время в общежитии, но он будет получать в два раза больше, чем на прежней работе. А там, гляди, и с квартирой все получится.

Да, Игорь шел в армию за деньги, это была его работа. О том, что когда-то придется защищать родину, он не задумывался. Да какая война? Так, играют профессионалы в войнушку. Год прослужил Игорь, и все его устраивало. Несколько раз он выезжал на учения в другие регионы. Было интересно. Игорь вдруг понял, что армия его увлекла, и если раньше он считал себя невоенным человеком, то теперь понимал, ошибался.

Игорь был минером, работа опасная, конечно, но риск, как известно, дело благородное. А вскоре он встретил и свою любовь, как думал, настоящую. Настя проходила возле военной части, а Игорь на работу спешил. Осень, слякотно. Тот раз и поехал каблучок модного сапожка у девушки, и она буквально полетела на проходившего мимо Игоря. Он только и успел подхватить. Посмеялись, пообщались. Игорь даже успел номер телефона у девчонки выпросить. На удивление, дала без проблем. А вскоре они уже встречались. Игорь вначале не знал, чья Настя дочка, а потом как-то увидел, что она выпорхнула из автомобиля начальника части, полковника Капитонова.

Заревновал Игорь, про другое подумал. Допрос Настя учинил при следующей встрече в кафе. «Так это же мой папа!» Засмеялась Настя. «Игорек, ты чего?» «А почему ты мне не сказала?» «А ты и не спрашивал!» «Да и что бы это изменило?» «Даже лучше, что ты не знал!» «А так бы я думала, что ты со мной из-за папы!» «Ну что ты, милая!» Игорь очень любил Настю. Вскоре она познакомила поближе его и с отцом. «Ты, главное, дочку мою не обижай», сказал полковник. «А то ведь за каждую ее слезинку придется ответить». «Ну что вы, Иван Семенович!» Улыбнулся Игорь. «Я Настю всю жизнь на руках носить буду!» «Ну-ну!» Кивнул только начальник. Но Игорь его в качестве зятя вполне устраивал.

И вскоре молодые сыграли свадьбу. И переехали они в служебную квартиру. Тесть помог. Он же и полностью обставил мебелью квартиру. И со своим жильем пообещал помочь в ближайшее время. В общем, не жизнь, а малина, казалось, у Игоря началась. Но, как оказалось, поспешил Игорь. Много чего он не знал о своей любимой. Вначале оказалось, что Настя не может иметь детей. Она объяснила это тем, что в детстве попала в тяжелую аварию.

Игорь, конечно, огорчился. Но решил, что им и вдвоем хорошо. А ребенок, ну, в конце концов, можно и из детского дома взять. Потом выяснилось, что в свои 25 лет Настя уже дважды была замужем. Это была ошибка и в первом, и во втором случае. Объяснила она Игорю. А я тебя люблю. Напрягся немного молодой муж. Почему она об этом раньше молчала? А потом он нашел у нее в сумочке какой-то порошок. Понял Игорь, что это такое. Ты наркоманишь, что ли? Спросил он как-то жену. И показал, что нашел у нее в сумочке. Ой, это… Растерялась была Настя. А потом рассмеялась. Да это же так, почти витаминки. Чтобы я этих витаминок больше не видел, строго сказал Игорь. Слушаюсь, дурачись, ответила Настя.

Не приняла она всерьез его слова. В семье начались скандалы на этой почве. Часто, приходя со службы, Игорь заставал жену явно в неадекватном состоянии. А однажды, в такую минуту, он сгоряча залепил ей пощечину. Настя, словно протрезвев, начала плакать. А потом звонить папе-начальнику. Прилетел Иван Семенович и накинулся на зятя. Чего это он руки распускает? Да вы посмотрите на нее! Возмутился Игорь. Дурь объелась. «Моя дочь не может этого делать», — заявил полковник. «Она чиста и спокойная девочка. А ты, ты зверь, ты довел ее своими придирками до того, что она постоянно на успокоительных сидит». Успокоительных? Игорь вспыхнул от такой несправедливости. Так поехали в больницу, пусть анализ сделают. Посмотрим, что это за успокоительные.

«Да пошел ты к черту!», — ответил ему начальник части. В тот вечер он забрал дочь к себе домой. А напоследок сказал Игорю, чтобы тот меньше болтал своим языком. А Игорь не стал никому ничего говорить. Он просто подал заявление на развод и ушел назад в общежитие. Надо ли говорить, что жизнь у него началась несахарная? Начальник части по любому поводу к нему цеплялся. Настя в их военном городке всем рассказывала, что Игорь такой-сякой, ее не любит, из-за папиного влияния на ней женился. А про свои грешки ни-ни.

Однажды встретила Игоря одна из бывших подруг Насти и сказала, что вообще была удивлена, когда нормальный парень женился на этой. Она ведь еще со школы таскалась со взрослыми мужиками, несколько абортов сделала, рассказывала Юля. Да, ты не знал, а кто бы тебе сказал? Тут военный городок, никто не хочет связываться с Капитоновым, все от него зависят. А Настя дурью давно балуется. Первый муж загнулся от этого, а второй сбежал. Он был гражданский, ему проще. А я что? Пожал плечами Игорь. Начальник части еще не главнокомандующий.

В нашем городе он даже главнее, вздохнув, ответила девушка. Будь осторожнее, а лучше переведись куда, если есть такая возможность. Но никуда Игорь не перевелся. Вскоре что-то неспокойно стало на границах нашей страны. И однажды настал момент, когда Игорь вместе с другими выехал на масштабное военное учение. То, что это учение перед началом чего-то более серьезного, понимали все. А дома, в маленьком городке волновались родители Игоря. В квартире Ольги и Петра телевизор практически не выключался, все смотрели новости.

Там провокация, там громкие заявления правителей мировых держав. «Что же будет?» – плакала Ольга. «Сыночек мой, куда же ты ввязался? Сидел бы в своем офисе, чинил компьютеры, и все было бы хорошо». «Перестань, мать!» – пресекал все эти разговоры Петр. «Наш Игорь настоящий мужик и правильно все сделал. Видишь, что творится? Рано или поздно война будет. Они там наверху все никак власть не поделят, денег им все мало, а наши дети при чем? При чем здесь наш Игорек? Он простой программист». «Оля, так всегда было и будет», – твердо сказал Петр. «А Игорь, он в первую очередь мужчина, защитник».

Все Ольга это понимала, но разве материнскому сердцу объяснишь, что там правильно, а что нет? Ее ребенок в опасности, а она ничем помочь не может. А вскоре сбылись самые мрачные предчувствия матери. Им позвонили и сообщили, что их сын Игорь умер. Сказали, когда прибудет в город гроб с телом. «Как умер?» – закричала Ольга. «Не может этого быть! Мы ведь недавно с ним разговаривали, все нормально было. Убили, убили моего мальчика!» «Никто его не убивал. Ваш сын умер от новой коронавирусной инфекции», – сухо ответили женщине в трубку. «Учтите это! Гроб ни в коем случае не вскрывать. С гробом вам выдадут соответствующие документы. Ознакомитесь».

Что творилось с родителями после этого звонка, сложно описать. Плакала Ольга, плакал Петр. Вот и заработал сынок их на квартиру, погнался за длинным рублем. «Ничего больше не будет. Еще женить бы это неудачное!» Бедный их ребенок. «Подожди!» – вдруг что-то вспомнила Ольга. «А когда они сказали, Игорь умер?» «25-го», – вспомнил Петр. «Ты и так сказала мне». «Петя, что-то здесь не то», – затрясла головой Ольга. «25-го Игорь был жив и здоров. Он ведь звонил нам, и мы еще так долго поговорили. Он рассказал, что все у них нормально. Есть напряжение на границе, но это терпимо. Рассказал, что их кормят хорошо. Петя, он ведь был совершенно здоров. Может, промолчал просто? Петя, ты сам болел этой заразой. Скажи, можно не сказать об этом, когда задыхаешься или когда температура под 40?»

«Да, ты права», – согласился Петр. «При такой болезни вряд ли можно идти, упасть и тут же умереть. Что-то не то». «Обязательно вскроем гроб», – решила Ольга. «Но ведь сказали, что нельзя. Мало ли, что они там сказали. Петя, я вообще не верю, что там наш сын». «Если честно, Оля, я тоже не верю. Вот сердце чувствует, что он живой». «Если твое чувствует, тогда мое просто кричит. Нет в том проклятом гробу моего сыночка». От вертолета гроб повезли сразу на кладбище, где уже ждали родственники и работники похоронной службы. Ольга от самой вертолетной площадки пыталась рассмотреть через маленькое окошечко, что же там в гробу. Но ничего не видно, а сердце так и кричало, «открой его».

И вот на кладбище они это сделали. Хотя многие родственники кричали, что родители совершают преступление. Так нельзя, гроб был открыт. И когда Петр поднял крышку, присутствующие вначале бросились в рассыпную, а потом боязливо подошли и просто онемели от увиденного. Гроб был пуст. Лежали какие-то вещи, большой камень и все. «А где Игорь?» – растерянно переспрашивали друг у друга родственники и пожимали плечами. Ольга с Петром были в шоке. Да, они верили, что в гробу нет их сына. Но что гроб пустой, они вообще не ожидали.

И тут Ольга заметила листочек в гробу, обычный тетрадный листок. Дрожащими руками женщина достала его и прочла. Это было письмо от Игоря. «Дорогие мои мама и папа», – писал он, «если вы читаете это письмо, значит поняли, что со мной все в порядке. Там по дате смерти вы должны были догадаться. Простите, что заставил вас страдать, что не позвонил вам и не предупредил. После нашего с тобой телефонного звонка у меня не было возможности с вами связаться. Дело в том, что на этих учениях мой бывший тесть, А ваш сват Иван Семенович, решил со мной поквитаться.

Он почему-то решил, что я буду всем трепать, какая его дочка плохая, и ее поведение может повлиять на его карьеру. И он решил меня убрать, в прямом смысле этого слова. После того, как мы утром с тобой, мама, поговорили, на меня в палатке напали трое. Я отбился, привлек внимание. Нападающие сбежали, но я знаю, что они собирались меня убить. Привет от бывшего тестя передавали. Особых ранений они мне не нанесли, а вот руку сломали. А когда я обратился за помощью, меня обвинили в членовредительстве. Мол, я сам себе специально руку сломал, чтобы не участвовать в дальнейшей военной операции. О том, что на меня напали, никто и слушать не хотел.

Подозрительно быстро мною заинтересовались из военной прокуратуры. Уже к вечеру допрос учинили. И тут я понял, что мне шьют реальный срок. И стоит за всем этим мой бывший тесть. Я ничего другого не придумал, как сказать, что у меня сильно болит горло. Кашлять начал. Вроде реально получалось. Вы же знаете, как сейчас все реагируют, когда кто-то чихнет. В общем, меня отправили на карантин. А там в госпитале, удача, я увидел Олега, того самого одноклассника. Он там реально заболел. И вот я ему все рассказал. Мне повезло, что у Олега были знакомства в госпитале среди медиков. И вот Олег мне предложил такую схему. Меня признают умершим, а я втихушку вернусь в военную часть, если получится. С Настей встречусь. Если это заказ тестя, она в любом случае в курсе и проболтается. То есть свою невиновность я должен доказывать сам. А если я доверюсь начальству, то меня могут посадить на 7 лет или просто здесь убить. Простите меня, мои родные, за все страдания, что я вам доставил. Я не мог вам позвонить, вдруг меня прослушивают. Или ваши телефоны. Перестраховывался.

Но я верил, что вы догадаетесь по дате смерти. Не мог я тогда умереть. Крепко вас целую. Надеюсь на скорую встречу. Ольга с Петром, прочитав письмо, были и рады и расстроены. Жив их мальчик! Но что еще ему предстоит? Так и ушли они с кладбища в радостных и тревожных чувствах. Чего в принципе в тех местах не бывает. Но вот случилось. Жив их мальчик! И только работники ритуальной конторы почесывали в затылке. А чего им делать с пустым гробом? Но Ольгу с Петром это мало волновало. Пусть прокуратура этим занимается.

Они ведь не стали молчать и предъявили письмо сына туда. Пообещали во всем разобраться. А в это самое время Игорь уже добрался до военного городка, где до этого служил. Были у него сложности туда попасть. Он ведь числился умершим. Решил походить по городу в поисках Насти. Она была любительницей всяких посиделок в кафе. И вот к вечеру ему улыбнулась удача.

Он увидел Настю, выходящую из японского ресторанчика. Не работая ни дня, она любила жить на широкую ногу. Села в машину. Тут и Игорь ловко запрыгнул рядом. «Ты?» Настя побелела, увидев бывшего мужа. «Ты же умер?» «Как видишь, нет», усмехнулся Игорь. «Рассказывай, как меня твой папаша заказал». «Что ты несешь? Я кричать сейчас буду!» Возмучилась Настя. «Выбирайся отсюда! Я-то уйду!» «Только я уже нарыл на твоего популю!» Ответит по полной.

Конечно, Игорь блефовал, но другого выхода у него не было. «Ну и иди!» вдруг усмехнулась Настя. Она была недалекого ума. На это, в принципе, Игорь и рассчитывал. А сам потихоньку включил диктофон. «Ты думаешь, тебе кто-то поверит?» «Ты преступник!» «Мало того, что сам себе руку сломал, так еще и заставил других людей пойти на должностное преступление!» «Тебя же признали умершим!» «Ох, какие слова ты знаешь!» Улыбнулся Игорь. «А ты думаешь, я дура?» Разозлилась Настя. «А это ведь я отцу предложила эту комбинацию на учениях». «Тебя там убивают, и все шито-крыто!» «Но ты вывернулся!» Пришлось уже папе свои связи включать. «И что?» «Ты думаешь, ты выиграешь?» «Тебя все равно посадят!» «А в тюрьме убьют!» «Потому что нечего было меня обижать!» «Я все понял!» Кивнул ей Игорь. «Ладно, я пошел!» «Далеко не уйдешь!» «А не твоя забота, милая бывшая женушка!» «Жалко мне тебя!» «Такая красивая!» «И такая дура!» «Как же бестолково ты живешь!» «Совет хочу дать!» «Да пошел ты со своими советами!» «А все-таки скажу!» «Папу твоего за это деяние» «рано или поздно все равно накажут!» «Как тогда ты жить будешь?» «Без его денег, влияния?» «Бросай свои дурные привычки» «и займись каким-нибудь полезным делом!» «И это мне покойник говорит!» Хихикнула Настя. «Если ты пока еще дышишь, это ничего не значит!»

Не стал больше с ней Игорь разговаривать. У него был свой маршрут. Он шел сдаваться в прокуратуру. Потому как понимал, бывший тесть не позволит ему долго находиться в этом городе. И тогда действительно последние слова Насти будут актуальны. Но теперь у Игоря есть доказательство его невиновности. Да, диктофонная запись – слабый аргумент. Но все же аргумент. На его счастье, в прокуратуре его выслушали с пониманием. Дело передали дальше. Потом и столица вмешалась.

В итоге Ивана Семеновича… Нет, его не судили. Дело замяли все же. Просто отправили его служить куда-то на север. За ним и семья его поехала. В том числе и непутевая Настя. А куда она без папы? А Игорь вернулся домой. Сколько было слез пролито. Сколько было радости, когда они встретились. Сын и родители. Живой и здоровый. Конечно, афера с гробом не прошла даром. Было большое расследование. В итоге сотрудников госпиталя признали виновными в подлоге. Но все же оправдали. Иначе нельзя было спасти человека.

А Игорь из армии все же уволился. Нет, не военный он человек. Сейчас восстанавливается после травмы. Вышел уже на работу в прежний офис. С хорошей девушкой начал встречаться. Жениться думает. Не военный он. Конечно, если родина будет в опасности, он вновь встанет в строй. А пока ему бы с компьютерами разобраться. А жить с молодой женой действительно можно и в родительской квартире.