«Ты в класс пришла или на панель?!»: как нас унижали в школе

Історія, Світ

Многие из нас начинают нервничать в начале осени, хотя давным-давно закончили школу. Объяснение этому очень простое: мы получили жестокую травму, которая аукается до сих пор. Потому что если ты девочка — школа тебя унижала. Каждый день. По расписанию. От звонка до звонка.

Школьная форма

Если ты пошла в школу после 1992 года, тебе повезло не столкнуться с кошмаром под названием «школьная форма». Но те из нас, кто в начале 90-х школу еще не закончил, вынуждены были ежедневно сталкиваться с проблемами.

Школьная форма для девочек в позднем СССР и России представляла собой коричневое (реже — синее) шерстяное платье с черным (повседневным) или белым (праздничным) фартуком. Брюки в принципе не предполагались. То есть в любое время года и в любую погоду девочка должна была выходить на улицу в юбке. И это в стране, где во многих регионах зима длится почти весь учебный год, и это суровая зима. Естественно, под форму приходилось надевать теплые штаны или рейтузы, а потом снимать их на глазах у всех — отдельные раздевалки для девочек существовали и существуют только возле спортивного зала.

При этом форменное платье не предполагало никакой вариативности: в межсезонье в нем было холодно и на улице, и в школе, летом — невыносимо жарко везде (длинные рукава, воротничок и фартук особенно этому способствовали), зимой — холодно на улице и жарко в школе. Но даже это — не главная проблема, самое неприятное начиналось в старших классах, когда выяснялось, что юбка форменного платья слишком коротка для того, чтобы чувствовать себя в ней комфортно. Нужно было придерживать ее всякий раз, поднимаясь по лестнице, потому что демонстрировать свое нижнее белье считалось страшным позором, но подняться на лестницу и не продемонстрировать его всем желающим было просто невозможно из-за длины юбки.

В моем классе была девочка красивая и видная, рано развилась. С подачи учителей ее все дразнили и считали шлюхой. Один раз ее учитель отчитал у доски за то, что у неё слишком короткая юбка и он не знает, на что смотреть: на ее ответ на доске или на трусы. Причём заставил ее доделать пример, она стояла у доски и знала, что все пялятся на ее ноги.

В холодное время года девочки, конечно, надевали колготки, но старшеклассницы, естественно, не хотели носить уродливые хлопковые колготы «в рубчик», а капроновые мгновенно рвались о края стульев. Но даже это было не самой большой неприятностью.

Самая главная проблема — то, что мы все ежедневно ощущали себя ужасно некрасивыми и нелепыми. Именно в то время, когда любой подросток и без школьной формы переживает период нелюбви к собственному телу. Коричневый цвет формы не шел никому. Фасон был рассчитан на фигуру маленькой девочки, взрослеющие девушки мучились и с длиной юбки, и с корсажем, сдавливающим грудь, и с тем, что изменить ничего было нельзя.

Но так ли повезло тем, кто учился уже после отмены обязательной школьной формы? На самом деле, нет. Единого дресс-кода не существовало, зато он существовал в воображении учителей и школьной администрации. И любое нарушение правил жестоко каралось проверенными методами: унижениями и оскорблениями.

Физичка за накрашенные ресницы и короткие юбки (старшие классы) называла «подстилками». Вообще, «украшательства» себя вызывали вот это вот: «Шляетесь с парнями, сосётесь, принесёте в подоле! Позор родителям! Сотри помаду! Лучше займись делом!» Причём не только у физички. Очень унижали за капроновые колготки, лак. Не объясняли, что вот есть школьный дресс-код, а сразу записывали в продажные девки.

Мама купила мне новый джинсовый костюм — ну там джинсы-клеш с блестками (тогда это был особый шик), джинсовый пиджак похожего вида. А надо сказать, что достаток в семье был весьма скромный, так что любые обновки считались за праздник. И вот я пришла в школу ужасно гордая и счастливая, вся в новом, ну принцесса. И умудрилась опоздать минуты на две на урок. Извинилась, прошмыгнула на свое место — вообще обычное дело было. Препод заставила встать и сказала: «Вот, посмотрите на нее, некоторые думают, что можно так выделяться — мол, сегодня я лучше других, мне все позволено». Я рыдала весь вечер. Кажется, это был класс седьмой.

Иди умойся!

Украшать себя хоть как-то категорически запрещалось. И не просто запрещалось: накрашенные ногти или ресницы, необычная прическа или серьги в ушах становились поводом для оскорблений и унижений. В большинстве школ практиковались утренние проверки: завуч или сам директор встречали школьниц утром и отправляли домой тех, кто, по их мнению, выглядел неподобающе.

В школе стояла на входе завуч. Проверяла длину юбки: если ее не устраивала (как слишком короткая, так и слишком длинная), отправляла домой переодеваться. Так же она не пускала в школу накрашенных, нужно было идти смывать на колонку рядом с школой, независимо от времени года. Волосы полагалось только в косу, с хвостом классный руководитель вызывала к доске и говорила: «Вот, смотрите, не голова, а лошадиная задница!»

Почти всегда это сопровождалось отвратительными нравоучениями и всегда девочку обвиняли в желании привлечь к себе именно сексуально окрашенное внимание. Проще говоря, ее обзывали шлюхой. И это считалось совершенно нормальным: красить ресницы нельзя, а публично оскорблять ребенка — можно, даже нужно. Общественно одобряемое деяние.

В пятом или шестом классе в начале года учительница, заменяющая русский, когда меня увидела, высказалась, что она думает о «бабской моде красить волосы перьями» и потащила меня под кран (в кабинете почему-то была раковина) перед всем классом мыть волосы с хозяйственным мылом. Волосы у меня были выгоревшие, я потом прорыдала оставшиеся уроки…

Перейдите к следующей странице, нажав ее номер ниже

← Тисніть "Подобається" та читайте нас на Facebook